1001011.ru
Горячие Категории
» » Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть

Найди партнёра для секса в своем городе!

Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть

Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть
Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть
Рекомендуем Посмотреть
От: Mezizshura
Категория: Члены
Добавлено: 10.10.2019
Просмотров: 3865
Поделиться:
Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть

Сексуальные Потребности Члена / Wendy Sexy Girl (Sexy Chonga Needs Dick) (2019) Siterip

Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть

Смотреть Порно Зрелые Сиси

Lucy Lux – Люси Люкс – милая индивидуалка с голыми классными сиськами порно звезда

Порно Между Сиськами Молодые

Стемнело, похолодало, Баев прикурил у парочки на лавочке, оглядел нас скептически — замерзли? Ну ладно, проваливайте домой. Вам пешком, а я на метро. Впервые в жизни мне грустно, а ведь это не в моем характере.

Я ведь сангвиник, да? Письма не приходят, ты неизвестно где, а я-то тем более. Может, ты прав и лучше нам не встречаться? Подождем, не будем ничего менять? Выводила старательно, потом бросила ручку и засмеялась. Милая моя, кому ты пишешь? Кому из них двоих? Получается, что обоим сразу, вот в чем загвоздка. Игра оказалась увлекательной — доведем же ее до конца. На последней контрольной была задачка на разделение переменных, и ты ее не решила, а Гарик удивился — это же так просто, смотри.

Иксы справа, игреки слева, те и другие инкогнито, но каждый теперь на своем месте. Ты получился слева, а должен быть справа. Такой правильный, такой ортогональный, как базис, на котором можно провести любое преобразование, упростить, разделить, построить. Одеваться по погоде, жить по плану…. Ох, не верь всему, что я говорю. Ведь это от злости, но откуда бы ей взяться? У тебя не только лягушка самая лучшая, ты вообще вне конкуренции.

Почему ты решил, что я ничего не помню? Середина апреля, земля оттаяла, она не предаст, она вся — солнце. Мы медленно перемещались по университетскому парку, от лавочки к лавочке, чтобы успеть снова поцеловаться, потому что физкультура подходила к концу, а ты согласился пропустить только физкультуру. Следом появился румяный парень с комсомольским значком, Володечка Качусов.

Пришла Наташка, села в первый ряд, достала зеркальце, быстро оглядела себя, успокоилась, приготовилась внимать. Потом ввалилась толпа человек десять, трудно было понять, кто есть кто. Вплыла Леночка Баркова, выражение лица у нее было скучающее, она сразу же выставила баллы всем присутствующим, подсчитала на своем внутреннем арифмометре, и никто не дотянул до нижней границы. Потом, сказал ты, зашла еще одна девица в короткой юбочке, постояла в дверях, выбирая, куда бы ей приземлиться, направилась ко мне, но не дошла, села чуть поодаль, положила сумочку на стол, достала конфету, освободила кое-как от обертки и сунула в рот.

И я почему-то подумал — вот моя будущая жена. Ведь ты меня даже не заметила. Ты был какой-то обросший, после лета, наверное. Еще помню, как ты вскочил, когда назвали твое имя, опрокинул стул. А потом ты посетил парикмахерскую и превратился в аристократа. Леночка подкорректировала свои калькуляции, но было поздно.

Ранняя седина, тонкие пальцы виолончелиста, сострил Олежка, а потом выяснилось, что ты таки да, учился восемь лет. Правда, слушать это невозможно. Играешь ты средне, уж прости, но седина тебе к лицу. Наше лето, старый дом, велосипед у двери, письма из соседней комнаты, когда было трудно говорить, чтобы не сказать слишком мало или слишком много, последнее штормовое предупреждение, письма, все чаще грустные, обложные дожди, слоистые сны….

Наверное, стоит попробовать снова и. Ведь не может это закончиться так нелепо. И откуда ты свалился на мою голову! Вернулись в Москву, первым делом пошли искать тебя. Гарик поплелся за мной, проклиная все на свете, но не мог же он пустить это на самотек. Столкнулись у главного входа, ты был с Самсоном, в той же джинсовой курточке. Мы узнали, что ты снова студент-первокур, довольный жизнью, купающийся в Самсоновых благодеяниях.

Я, между прочим, даже не оглянулась. Институт фаворитизма, вздохнул Гарик, миньоны великого и ужасного Самсона, председателя земного шара, с карманами, полными талонов на бесплатное питание. За что такое счастье, как ты думаешь? А я не думаю. Я потом у тебя поинтересуюсь, при случае, если он когда-нибудь настанет. Вчера днем была у Шурика Блинова, опять прогуливала, потому что он обещал научить целоваться как-то по-особенному.

Из любопытства я решила попробовать, но не обнаружила ничего интересного в способе имени Блинова. Было скучно и где-то нехорошо, хотя поцелуи получились совсем невинные. Я согласилась только потому, что без эксперимента Шурик отказывался сообщить, где именно ты живешь и что поделываешь. Вообще-то мне нет дела ни до тебя, ни до твоего телефона. Шурик проводил меня до дома, дело было заполночь и я не знаю, успел ли он на обратную электричку.

С тех пор я его не видела. Получила три записочки укоряющего содержания, что, мол, обучение надо бы продолжить. Сразу видно, бывший спортсмен. У тебя теперь насыщенная жизнь, интересная, как нам когда-то рассказывали первого сентября. Надо же, войти в одну воду дважды. Снова закрутить с Лией, снова бросить ее… Почему-то мне кажется, что твои глаза выцветают. Ты совсем запутался в своих историях.

Или дело в расстоянии? Оно стало невозможно большим. Я хочу видеть тебя, видеть тебя. Вот, написала, а легче не стало. После той прогулки в ящике по Патриаршим прудам я, кажется, потерпела крушение и высадилась на необитаемый остров. Рядом перевернутая лодка с пробоиной в днище, запасы провизии подходят к концу. Где они, твои талоны на бесплатное питание?

Высаживая меня из лодки, ты промурлыкал: Я бы мог написать тебе новую роль,. Но для этого мне слишком мил твой король. Ну и что мне теперь делать? Воспользоваться добытой за поцелуй информацией?

Позвонить Самсону и сказать — а попросите к аппарату Раздолбаева, негодяя и прогульщика, из учебной части беспокоят? Я знаю, ты не будешь, это не в твоих правилах, тем более. Грозный сидел за столом, читал реферативный журнал и тоже жевал булочку. Ровная, как бабушкин блинчик. Температура перехода 73 К, не рекорд, но в эпсилон-окрестности. Как вы это объясните?

Диаграммки там, таблички, чтобы все как у людей. Завтра придут повторные спектры, сами отследите. У вас есть собственная ячейка? Хотя… нетрудно предположить, как было дело. Ира вам рассказала, как надо капать, и вы капнули, от балды? Третьяков уже оповещен, говорит, интересный финт получился. Но вы, конечно, понимаете, что из этого ничего не следует? Но пленочку вашу мы погоняем, погоняем. Интересные у нее свойства получились… Ира говорит, вы поете и на фортепиано умеете? В жизни всякое пригодится может.

Пораженная до глубины души, я вернулась на подоконник, не понимая, что происходит. Вообще-то для химических опытов нужны особенные руки, которыми меня природа не наградила, и это выяснилось вскоре после начала занятий.

К концу сентября одногруппники выучили простое правило: Из малого практикума меня изгнали с позором, потому что я перепутала банки с нитратом и нитритом натрия подумаешь, индексом ошиблась! Потом я разбила колбу с концентрированной серной кислотой, выскользнуло из рук. Раздевайся, крикнул Олежка, и на его крик сбежалась вся наша двенадцатая группа. Олежка моментально стащил с меня халат, как будто делал это ежедневно, как будто ничего такого в этом не было. Кубинцы, досконально изучившие ТБ, присыпали негашеной известью кислотную лужу на полу, подмели осколки, вытерли стол.

Я оглядела себя — вроде бы обошлось, разве что на юбке образовались мелкие дырочки, там, где попали капли. Ну что пялитесь, давайте за работу, скомандовал Олежка и разогнал любопытных по местам. Через пять минут подошел малиновый от смущения Костик: Ася, мне очень неловко, тем более нам запретили пялиться… но ты посмотри на свои чулки. А что с ними? Да так, замялся Костик, в общем, их уже нет. Я бросила синтез — Гарик доделает — и понеслась в общагу.

Наташка выдала полотенце, отправила в душ какое счастье, что она проспала первую пару! Такой вот послужной список… Пока выкручивалась, но если, чего доброго, дотяну до диплома и стану химиком, что тогда? Не пора ли сменить ориентацию и поступить на другой факультет, где не надо работать руками?

Жизнь сосредоточена в МГУ, за его пределами жизни нет. Вот бы подобрать вариант, чтобы и учеба не раздражала…. Он в подсобке, новые реактивы прислали. Кузнецов вообще отказался меня признавать. Первый раз вас вижу, барышня, вы кто, по какому вопросу? Разъяснения на тему, что я, мол, Склодовская-Кюри, эффекта не возымели.

Я несколько иначе вас себе представлял, сказал Кузнецов иронично и, как мне показалось, с ноткой разочарования в голосе. Я попыталась уцепиться за эту нотку, наплела ему, что и литобзор давно готов, и схемки-диаграммки рисуются, но Грозный даже слушать не желал.

Курсовые пишутся в тесном сотрудничестве с научным руководителем. А я, извините, ничем не руководил и подпись под вашими диаграммками поставить не могу, Заратустра не позволяет.

Как бы не так. Похоже, придется брать бегунок, или, на официальном жаргоне, обходной лист. Это такая штука, Гарик, в которой будет засвидетельствовано, что я не зажилила ни одной книжки, не спалила Кореневу малый практикум, не трогала ацетиленовой горелки и вообще была пай-девочка.

Брось, возмутился Гарик, при первом же затруднении она лапки сложила! Я тебя умоляю, не надо Качусова. Проще перевыполнить план по пленкам за всю кафедру, чем терпеть его нравоучения… Пойдем лучше в ЦДХ, там такая выставка, закачаешься! Неужели ты сможешь это пропустить? Помимо берлинской лазури была еще одна причина, по которой я решила стать химиком — моя двоюродная сестра Нина.

Казалось бы, я и мои сестры должны были люто ее ненавидеть. Взрослые постоянно попрекали нас Ниночкой, лучшей девочкой на свете. Ниночку не просто ставили в пример, она сделалась архетипическим образом, притчей во языцех, это было имя нарицательное, платоновская идея девочки как таковой, ее чтойность и квинтэссенция, и всякий раз, когда мы делали что-то не так, расстояние между нами и этой девочкой, и без того непреодолимое, становилось просто космическим.

На таком расстоянии силы притяжения обычно не действуют, только силы отталкивания. Но не в нашем случае.

Впервые я увидела Нинку, когда мне было четыре, а ей целых семь. Я сидела на кухне, ела полдник, и тут позвонили в дверь. Ага, приехала, села на поезд и приехала, подумала я сердито. Высадилась на вокзале, забросила чемодан в электричку, потом в автобус, доволокла до подъезда… подпрыгнула, дотянулась до кнопки звонка — и вот наконец-то…. Ну что ж, зато я осталась на кухне одна. На столе — вазочка с конфетами, сахарница и банка варенья, три запрещенных объекта желания.

Времени в обрез, поэтому надо быстро принять решение. Варенье придется исключить — медленно льется, а по вкусовым ощущениям заметно уступает шоколаду. Итого две конфеты в карман, одна под язык.

Я открыла сахарницу и жестом горниста, трубящего зарю, высыпала в рот все, что могло высыпаться. На столе образовались мини-барханы, за пазуху тоже попало. Слизывать со стола с полным ртом неудобно. Я поплелась на зов. В прихожей стояла беленькая девочка и держала в одной руке такую же беленькую куклу, а в другой — лакированную сумочку.

Настоящую, с металлической защелкой и карманом на молнии. Я никогда раньше не видела таких сумочек, и таких девочек, пожалуй, тоже. Она была тихая и серьезная, как одинокое летнее облако. От неожиданности я открыла рот, потом поняла, что надо бы сказать спасибо, промычала что-то, сахар посыпался изо рта… Мама засмеялась — так, все ясно. Иди-ка приведи себя в порядок и возвращайся к нам. Ниночка выросла, но осталась самой лучшей девочкой на свете.

Главным было понятно что — личная жизнь, которой у меня на тот момент еще не было, но очень хотелось. Влюблялась я с завидной регулярностью, поэтому всегда было что обсудить. О себе Нинка почти не рассказывала, и когда она внезапно вышла замуж за такого же ясноглазого и рассудительного юношу, для меня это оказалось полной неожиданностью. Нинка и ее муж Руслан занимались чем-то вполне обыкновенным — ходили в пешие походы, плавали на байдарках, пели авторские песни, столь ненавистные нам, мальчикам и девочкам нет, обустраивали квартиру, что-то в ней вечно сверлили и красили, чистили картошку, выносили мусор, катались на лыжах, заводили детей, и все это легко, весело и позитивно, как говорил Гарик.

Гарик с подозрением относился к норме, которая, по его мнению, не могла породить ничего стоящего. Ты посмотри, кипятился он, как устроено их, так сказать, бытиё. Сначала они вырезают снежинки, клеят фонарики, свои и чужие дети в кучу, полное помрачение ума, борода из ваты, косы из чулков и прочее, и прочее. Потом они едут за елкой, втаскивают ее в дом, обламывая по дороге все, что еще не обломали на базаре, наряжают ее тем, что под руку подвернется, поют, водят хороводы и играют в фанты. Дом в иголках, вода в ведре испарилась, игрушки оборвали.

Наконец наступает весна и они выносят то, что осталось от елки — и снова детский праздник, или лето, или зима, или рождается очередной ребенок. Детей у них только двое, остальные племянники, соседи по лестничной клетке и по детской площадке. Да и эти двое, как мне кажется, незапланированное мероприятие. Близнецы все-таки, нарочно не придумаешь….

Он спрашивает у акушерки: Пример из области достижений русского языка — осмысленное предложение, в котором подряд идут пять глаголов неопределенной формы: Пора собраться встать пойти купить выпить! Собирается мужик на рыбалку с ночёвкой, жена спрашивает: Как-то утром захожу в вагон метро точнее впихиваюсь , вместе со мной заходит девушка.

На следующей станции влетает еще больше народу и нас относит практически к противоположной двери. Девушка стучит по спине впередистоящего пассажира и спрашивает: Девушка обреченное вздыхает и говорит: А у меня дома как раз такой А вы заметили, что сенатор в последнее время очень нервный? Это мы его достали! Сначала оказалось, что холестерин в еде вовсе не вреден. И есть незаменимые животные жиры. Затем выяснилось, что соль вовсе не белая смерть и ее вред на здоровье человека не доказан.

А потом оказалось, что небольшой лишний вес даже полезен для здоровья. Еще выяснилось, что злаки жрали еще австралопитеки миллионы лет назад, а варёный ячмень употреблять стали еще неандертальцы. Всё жду, когда выяснится, что лежать на диване гораздо полезнее, чем бегать и ходить в тренажерку. После двухнедельных экспериментов с русскими туристами, британские ученые пришли к выводу, что алкоголь поначалу вреден, но спустя некоторое время становится не только полезен, но и необходим.

Жена уехала в отпуск. За две недели ее отсутствия мусор вынесли всего один раз. Вывод — в доме мусорит, в основном, жена! Я встречался с ней целый год и мы решили пожениться. Единственное, что меня смущало — это ее младшая сестра, которой было 20 лет, она надевала мини-юбки и обтягивающие маечки с большими вырезами. Перед свадьбой она позвонила мне и попросила, чтоб я пришел и посмотрел на свадебные приглашения.

Когда я пришел, она была одна. Она сказала, что у нее есть чувства и желания, которые она не в силах преодолеть, что хочет заняться любовью со мной только один раз, перед тем как я женюсь на ее сестре. Я не знал, что ответить. Она сняла трусики и кинула их мне. Я постоял немного, потом вышел из дома и направился к своей машине. Мой будущий тесть стоял на улице. Он меня обнял и сказал: Теперь мы точно знаем, что ты подходишь нашей дочери!

Добро пожаловать в нашу семью! Всегда оставляй презервативы в машине Жена подходит к мужу и говорит: Муж неделю не ел. Жена подходит к концу недели к мужу, сбрасывает халатик.

Муж трогает её груди и говорит: Если мужчина платит женщине после ceкcа — она пр ститутка, если до ceкcа — любимая, если до и после — жена. История имела место быть около 10 лет назад, когда я только закончил Ярославский медицинский институт и пришел работать в областную больницу г. Есть там такое отделение - урология. Полагаю, что объяснять, что там за пациенты лежат нет необходимости. Так вот, одной из процедур, проводимых в означенном отделении была такая, как массаж предстательной железы.

Мужчины, особенно старшего возраста знают, что это такое, а кто не знает, коротенько поясню - в прямую кишку проще говоря, в задницу пациента врач вставляет палец и затем совершает достаточно энергичные вращательно-поступательные движения. Пациент в это время стоит нагнувшись вперед, за ширмой, выставив наружу лишь заднюю часть своего тела. Врач же, одной рукой совершая действие, другую кладет на плечо больного, дабы таким упором добиться более жесткого, а, следовательно, качественного массирования.

Так вот, процедуру эту проводил мой приятель, тоже недавно закончивший институт. Ну, трудится он, значит, в поте лица, одна рука вернее, указательной палец у пациента в заднице, второй рукой, как и положено, держит его за плечо. В это время заходит в процедурный кабинет его старший наставник, чтобы лично проверить, как его подопечный справляется с работой. Заходит, молча подходит к больному который, естественно, его не видит и так же молча кладет больному руку на плечо.

Состояние пациента, как рассказывает мой приятель, выразилось в полном ужаса хриплом шепоте: А чем Вы меня массируете?!!! Как поругаться с женой даже не догадываясь об этом. Со слов друга, уже после того, как все выяснилось: Жена попросила его из кухни чтобы он ей помог 2.

Не дождалась реакции и попросила громче еще раз 3. Не дождалась реакции, завелась, чего-то гневно наговорила 5. Не дождалась реакции, обиделась и в сердцах ушла из квартиры 6. Друг, тактильно ощутив хлопок входной двери, снял наушники, внимательно прислушался и подумал: Парень с девушкой довольно долго общались, встречались, шпили-вили по возможности. Время идет, и девка начала наседать, типа, давай квартиру снимем, будем вместе жить Парень долго шел в отказ: Но, в конце концов, девушка уломала его.

Как там жили, хорошо или плохо - не знаю, но через три месяца она приходит с работы домой, а он вещи пакует на выезд. Говорит, что еще за 2 недели оплачено вперед, живи, если надо.

Нет проблем, попробовали и не понравилось. Но в ходе допроса парень дал следующие пояснения своему поступку: У меня денег на себя не остается совсем. Я работать стал больше, тренировки из-за этого пропускаю, а денег намного меньше. Свободного времени совсем нет. Почему я должен за тобой целыми днями как привязанный ходить, особенно по магазинам?

Уже забыл когда в игры играл. Телик один, а кто выбирает программу? Один геморрой, короче, не понял я в этом прикола Мужчинам надо все говорить прямо Уклончивые намеки и надежды на то, что он догадается, почему мы молчим - не работают. Так уж мужчины устроены. Если что-то надо - скажите прямо. Как я прямо сказала, ласково и по-доброму, своему мужу: Я хочу кусочек пиццы, апельсиновый сок и мороженое.

Это в очереди было, я отходила посмотреть и выбрать желаемое. И под руку мягко взяла. Неважно, что это оказался совершенно незнакомый мужчина в точно такой же куртке, что и мой муж. Он все равно согласился мне все купить. Может, еще пирожок с вишней хотите?. Но вот это правильный подход к делу. Ясно изложить свою просьбу или пожелание.

И недаром Берн пишет, что даже алкоголику вместо сложных примеров и анализа детства нужно внятно сказать: И вместо десятка вопросов вроде: Можно напрасно и тщетно надеяться, что мужчина по нашему недовольному лицу и резким движениям догадается о причине. Или по туманным намекам сделает вывод, что давно ничего не дарил. Нет, возможно, конечно, что нашу просьбу не выполнят. Но хотя бы можно избежать длительного и утомительного спектакля с обидами и разочарованием: И купит кусочек пиццы, если нужно.

Или не купит - но тогда можно к кому-то другому обратиться. О чем можно тоже прямо заявить Он хотел на ней жениться. Но что-то пошло не так — послала его ученица. Неделю назад он позвонил весь расстроенный и депрессивный. Из-за чего послала — он не сказал, да и не удобно было лезть к человеку, когда он такой тоскливый. Позвонил он не мне, а своему близкому другу, который и мой друг тоже, именно он нас с вами вводит в курс происходящего.

Он, глядя на печаль преподавателя-историка, направил его к своей знакомой психотерапевтше — подлечить психику.

Она ему посоветовала клин клином вышибить — улететь в путешествие на Кипр или в Египет, познакомиться с новыми людьми и т. Он стал собираться, а потом предложил доктору поехать с ним, чтобы она была рядом и могла продолжать его лечить. Психотерапевтша теперь беременна, подали заявление, будет свадьба. И была послана психотерапевтшей ну ооочень далеко.

Тетя терапевт х лет сказала: МдА… кидаться на каждую юбку, которая ноги раздвинет… И вот так за неделю всё может кардинально измениться! То не было смысла в жизни, а тут сразу появился. Если есть умная психотерапевтша.

Только у меня вопрос — как она за неделю узнала, что уже прям беременна? Однажды угораздило его влюбиться в девушку Соню и сделал он ей официальное предложение. Погоревал Серёжа три дня и три ночи и влюбился в другую девушку, Ирой её звали. А она ему тоже отказала. И стал Серёжа жить весело и счастливо, ездить на охоту и рыбалку без разрешения, пиво пить и лук с чесноком есть, посуду за собой не мыть и носки разбрасывать по всей квартире, крышку унитаза не опускать и девушек домой приводить.

А ещё он сериалы по телевизору вообще не смотрел и Стаса Михайлова не слушал, в магазин ходил, когда захочется, а, когда не хотелось, на диване лежал и чесался везде, как животное. И пылесосил, когда грязно, а не по субботам, и мусор выносил не по утрам, а когда его, мусора, много становилось. А старые газеты на шкаф складывал. И по магазинам 7 марта не бегал. И даже зарплату никому не отдавал, а сам тратил, на себя, на друзей да на женщин разных.

А как он в ванной блатные песни пел! И никто ни разу ему не сказал, что б он заткнулся и что у него слуха нет. И нервы у него крепкие были, и кудри чёрные, и зрение хорошее, и даже сердце никогда не болело.

И когда исполнилось ему лет, он умер от старости, а не от какой-нибудь язвы. И в гробу лежал счастливый-счастливый и улыбался, хотя вокруг все плакали. Вот какую красивую сказку я сочинил. Я б ещё написал, но скоро жена вернётся, а у меня пол не вымыт, курица не сварена и ковёр не вытрясен. И полочку я какую-то на кухне не повесил, и комнату не проветрил, и Руслану не сказал, что он алкаш и что б он больше мне не звонил со своим дурацким футболом под пиво.

А сказка хорошая получилась… Эх…. А потом смотрю - жизнь-то моя налаживаться стала! А то она такая деловая, везде гуляет, ни у кого не отпрашивается… Аж бесит… — Чем закончилась ваша ссора с женой? Ну как там у тебя с Рабиновичем?

Он разбудил во мне женщину!!! Вот я хочу духи и платье! Лежим с Вами, как два идьета Я-без платья, Ви - без секса Во время детского утренника я пошла забирать своего ребенка из толпы детей, а так как я невысокая, меня начал забирать какой-то мужчина.

Шла по улице, нашла кучу денег! Я доеду до центрального рынка? Бабуля, кряхтя и усаживаясь на его место: Шкаф открыл — что выпало, то и одел… — Мама, у нас в садике есть девочка, она мне нравится. Когда был тихий час, я хотел её поцеловать, но она лежала далеко, поэтому я в неё плюнул. Когда моя жена, доедая остатки шоколада спросила меня: Она просто дает вам шанс изменить то, что вы сказали. Короче, еле багажник закрыл… - Фима, шо вы все мне подмигиваете? Едет как-то раз моя подруга в лифте и тут заходит здоровенный мужик… Подруга моя — девушка очень осторожная и мнительная.

В любом незнакомом парне ей видится потенциальный маньяк-грабитель-убийца. Даже после ежевечерней прогулки со своей собачкой она каждый раз старается подгадать момент, чтобы зайти в лифт одной. Вчера она как обычно возвращалась с прогулки вместе со своей малюсенькой собачкой. Зашла в лифт, нажала на кнопку… и тут в уже закрывающиеся двери вломился мужик.

Косая сажень в плечах, рост под два метра и лицо типичного качка. Подруга в ужасе прижалась к стенке лифта, прямо ощущая его недобрые флюиды. И тут мужик подтвердил её опасения, задав вопрос: Подруга нервно икнула, но поняла, что отсупать ей уже некуда, поэтому выдавила из себя: Он вопросительно посмотрел на мелкую собачку, сидящую на руках у подруги, и спросил: У знакомой на работе сотрудница решила разыграть мужа на 1 апреля.

После работы заехала в приемный покой ближайшей больнички и попросила наложить ей гипс на ногу. Само собой ей отказали в такой "услуге", даже за деньги. После долгих уговоров один сердобольный санитар предложил ей таки сделать гипс из бумаги, обмотав его бинтом.

Звонит барышня своему благоверному и начинает лепетать про то, как она неудачно упала и сломала ногу. Мол оставила машину на стоянке больницы, приезжай - забирай меня. Муж, не дурак - пуганый, в календарь заглядывал. Короче наотрез отказался за ней ехать. Она чуть не плачет, а он ей "если все так плохо - бери такси, да ехай домой сама". И она взяла таки такси В итоге сложилось что в родной двор она въехала на этом самом такси аккурат в то же время, что и супруг. Он увидел ее с гипсом, подхватил на руки, стал извиняться.

Как видно с самого начала большевики решили от Мишки избавиться. Но мне трудно поверить, что Саша Фельдман участвовал в обмане. Рассказывают, что до фронта полк не доехал: А через несколько месяцев, уже при белых, в Одессе на бульваре уголовники в отместку убили Фельдмана. Позже бульвар назвали бульваром Фельдмана. Название это сохранялось до начала войны. Советская власть продержалась недолго, но успела засесть у жителей в печёнках. Главное, исчезло всё продовольствие.

Как только приходили белые — появлялись продукты. А вообще население страдало и от белых, и от красных. Большим отрядом уходили из Одессы. Я провожала Алёшу на бронепоезд. Командиром бронепоезда был Анатолий Железняков. Появился он в Одессе ещё при белых. Тогда ещё сохранились кое-какие свободы: Из речей выступавших было ясно, что они — за советскую власть. Несколько раз с нападками на меньшевиков и эсеров выступал под фамилией Викторов А.

Говорил хорошо, очень культурным языком. Рассказывали, что он — известный анархист из Петрограда, очень смелый, отличившийся тем, что разогнал в январе года Учредительное собрание.

В Одессе он находился нелегально, после выступлений поспешно скрывался. Я видела его на одном из митингов. Красивый парень невысокого роста, лет ти, бывший фельдшер во флоте, он производил впечатление интеллигентного человека. Когда Железняков стал формировать бронепоезд, набирая команду исключительно из моряков, он взял к себе Алёшу, с которым был в приятельских отношениях и который ходил в моряках с тех пор, как был кочегаром на иностранных пароходах.

Жёны бойцов Красной армии получали пайки, и Алёша решил меня узаконить. Железняков выдал мне справку, что такая-то является женой бойца бронепоезда имени Худякова назван в честь революционера и этнографа х годов го века. На бронепоезд погрузились в Николаеве и оттуда вели бои с белыми. Отвоевав, возвращались на базу в Николаев. Я там устроилась на квартире по адресу Католическая улица Приходила с утра на базу и ждала Алёшу. На базе в вагонах жила обслуга и производились ремонтные работы.

Принимали меня очень хорошо благодаря популярности Алёши. Прекрасно там кормили, готовили замечательные борщи с мясом. Когда Алёша возвращался, мы шли ко мне на квартиру.

Я приехала в Николаев, когда Железнякова уже убили, а Алёша стал заместителем нового командира бронепоезда. Есть версия, что убили Железнякова большевики: Но Железняков умел воевать, значит, мог принести пользу. Заместителем ему дали большевика, после гибели Железнякова он стал командиром, но бойцы его не любили.

Железняков ему сказал перед смертью: Есть основания считать, что этот большевик его и застрелил, смертельно ранил в спину во время боя. А Железняков умер, убеждённый, что в него попала вражеская пуля.

Алёша редко бывал на базе, потому что выезжал на все задания. Однажды один из бойцов бронепоезда показывал мне, как действует граната: Мы стояли рядом, а за столом в теплушке сидели другие бойцы, ели и разговаривали. А граната взрывается через две-три секунды, значит, она разорвётся между нами. Он с ужасом на меня смотрит, а я думаю: Тут вскочил из-за стола боец Петров, схватил гранату, бросил в открытую настежь дверь, и она взорвалась налету.

Петров обладал тем же качеством, что и Алёша — мгновенной реакцией. Белые наступали, шли сильные бои возле Николаева. Было ясно, что белые возьмут город, и бойцы бронепоезда готовились влиться в отступающие части. Сам бронепоезд решили взорвать — на нём было много запасов — и отступить из города последними.

Я должна была остаться в Николаеве, на квартире у одного бывшего моряка, но пока ещё жила на Католической. Бои шли совсем близко, на станции Водопой, километрах в шести от Николаева. После того, как взорвали бронепоезд, Алёша пришёл ко мне попрощаться. Заснул и опоздал на встречу со своими. Он ушёл в единственном направлении, куда ещё можно было уходить — на станцию Водопой. Я легла и заснула. Проснулась в пять часов вечера.

Дом стоял во дворе, за воротами. Я вышла во двор и услышала, что с женщинами у ворот любезничают белые. Я сообразила, что Алёша не успел далеко уйти. Сделать ничего нельзя было. Когда белые приходили, они начинали искать комиссаров, коммунистов. Хозяева квартиры боялись меня держать: Я им пообещала, что уйду, и опять легла спать, спала некрепко. Оставила незапертыми окно и дверь.

Я всё-таки его ждала. На рассвете услышала царапанье в окно. Ничего не спросила, тихонько открыла дверь и увидела его в одних подштанниках. Прежде, чем людей расстрелять, их раздевали до нижнего белья. Дрожащим от холода голосом он сказал: Он был очень голодный, а у меня — только сахар, который он принёс с бронепоезда. Я ему дала несколько кусков и вышла к воротам, запертым на ночь, легла на землю и слушаю.

Вдруг двинулись подводы, едут дальше, дальше и постепенно затихают вдали. Вернулась в комнату, говорю ему: Оказывается, Алёша, уйдя из дома и отстав от своих, успел присоединиться к какой-то части, которая продолжала оказывать слабое сопротивление белым.

Через несколько минут их окружили, командиров и коммунистов расстреляли тут же. Некоторые командиры успели сорвать знаки различия. Матросов как активных революционеров тоже расстреливали, но не сразу. На Алёше была тельняшка, поэтому он попал в число отобранных.

Евреев белые тоже расстреливали, но он в евреях не числился. Простых красноармейцев отпустили, различая их по дешёвым сапогам. До вечера пленных держали там раздетыми, а потом повезли на подводах в штаб. Белые ещё не знали города, останавливались несколько раз, чтобы спросить дорогу. Пленные сидели под конвоем, на подводах стояли пулемёты. Алёша очень устал, потому что до этого он три дня готовился взорвать бронепоезд, и дремал почти всю дорогу.

Вдруг проснулся и увидел, что подвода стоит как раз против моего дома. Наши ворота были заперты, но рядом с домом находился вход в полицейский участок. Участок был пуст, но Алёша знал, что оттуда, через выбитое окно, можно пробраться ко мне. Сработала характерная для него быстрая реакция. Он всегда боялся за меня, говорил: Я возражала, что в последний момент захочу не суетиться зря, захочу сосредоточиться.

Он спрыгнул с телеги, пробежал немного и проскользнул в участок. Конвоиры не заметили, как он сбежал, но когда стали пересчитывать пленных, одного не досчитались. Они сами были усталые и сонные, поэтому и уехали. Было ясно, что обратно не вернутся.

Довольно сложно было спуститься с одного флигеля на другой. Он же был раздет, и прежде всего следовало раздобыть одежду. Ещё раньше знакомая девушка, работавшая в милиции, достала ему какое-то удостоверение личности. Тогда многие запасались такими бумажками на всякий случай. С квартиры всё равно надо было уходить — на главной улице искали красных.

Под утро стучится хозяйская дочь: У меня — больная мать и маленький брат. Оказывается, кто-то из соседей его видел. Конечно, она постаралась и раздобыла рубашку-косоворотку и брюки. Сапоги у нас были, Алёша принёс с бронепоезда перед тем, как его уничтожить, чтобы я их продала, если нечего будет есть. Мы оделись и вышли. У меня не было ботинок, я пошла босиком. Идти можно было только в одном направлении, на Херсон, который был у белых.

Опаснее всего было оставаться в только что занятом городе. В Херсоне у него были связи. Самое трудное — выбраться из Николаева. Опять пришлось идти на Водопой. Я решила проводить его хотя бы до этой станции, пройти вместе несколько самых опасных вёрст возле города. Мне казалось, что со мной ему безопаснее. И просто хотелось побыть вместе. Он взял под мышку большой арбуз, я повязала голову платочком. Мы рассчитывали, что нас примут за крестьян.

Дальше Водопоя он мне идти не велел, помахал рукой и весело пошёл вперёд со своим арбузом. Я вернулась уже на другую квартиру, к одному из бойцов бронепоезда, старому моряку из-под Николаева, из слободы, где жили матросы из поколения в поколение.

Решила ехать в Херсон. Через три дня наладилось движение по железной дороге, и я отправилась. Железная дорога работала фактически только для военных. Я — в один вагон, в другой, говорю всем, что у меня муж мобилизованный, раненый. Наконец, меня пустили в теплушку, и я приехала в Херсон. И вдруг мне в первый раз приходит в голову, что я абсолютно не знаю, где и как его искать. Он мне только сказал, что у него в Херсоне есть явка, там его снабдят документами и деньгами, чтобы он двигался дальше, в Крым, занятый войсками Врангеля, в подполье.

Я — в ужасе: И, может быть, он уже отправился дальше? Надо возвращаться в Николаев, но прежде всего я решила поесть. Иду на базар, не смотрю по сторонам и предаюсь мрачным мыслям. И вдруг — в нашей жизни случайности играли большую роль — навстречу мне Алёша! Он меня увидел первый, никак не мог сообразить, как я сюда попала, решил, что я ему привиделась. Представляешь себе мой восторг!

Он, конечно, тоже обрадовался, но говорит: Я живу в офицерской семье и не могу привести туда еврейку. И тут же на базаре мы устроили пир. И он мне рассказал, что когда мы расстались, он пошёл дальше, стараясь не попадаться на глаза военным. Идёт, и его догоняют дрожки. За извозчика сидит солдат, а на дрожках — сестра милосердия.

Но замечает, что дрожки замедляют ход. Отстал, и дрожки едут медленнее. Он слегка забеспокоился, всё-таки там сидит солдат. И вдруг видит, что сестра манит его пальцем. Оказалось, что эта молодая женщина — его знакомая по парижской эмиграции. В него все там были влюблены, и она немножко. Теперь она служит в белой армии и едет в Херсон. Сестра его подвезла, и остаток дороги он ехал спокойно.

Она, конечно, поняла, кто он, и рассказала, что в городе ловят и расстреливают красных. Сестра привезла его на безопасную квартиру, в семью белых офицеров, представила его как своего знакомого Агеева — под этой фамилией и с помощью новых знакомых он потом уехал в Крым.

Одет он был прилично — купил одежду, чтобы предстать перед этой семьёй, как подобает. Рассказывал, как они хорошо к нему относятся, как он им врёт, сочиняет всякие истории, будто он из их круга. Мы пришли на вокзал, он меня посадил на обратный поезд. Зная, что он в полной безопасности, я с лёгким сердцем вернулась в Николаев.

Загадывать о будущем мы не умели. В Николаеве я вскоре заскучала. Мне нужно было в Одессу: Через несколько дней белые заняли Одессу, значит, можно спокойно туда ехать. Алёша мне обещал, что как только он доберётся до Крыма, он разовьёт деятельность, там будет подполье, и как-нибудь мы с ним соединимся.

Добралась я до Одессы — у меня же были родители в Одессе, и я не могла перенести, что они обо мне ничего не знают. Ну, раз к мужу — что поделаешь.

И через какое-то время отправилась в Крым. Сообщение было только пароходное. Я ехала на палубе и стала замерзать. Меня взяли в каюту, оттёрли, отогрели. Два дня мотало пароход в море, и он вернулся в Одессу. Так я и не побывала в Крыму, и в это последнее подполье нам с отцом встретиться не удалось.

При этом я чувствую, что какой-то силой связана с ними, что они что-то хотят мне донести, что-то сказать. Я как будто заворожена ими. Потом снится, что я с какими-то ребятами готовлюсь к какому-то тесту и мы решаем возможные логические задачки.

Однако с другой стороны, круг — плоская фигура, а мандарин и банан — объемные. И если их разрезать на "кружочки", то у банана их будут больше, значит он круглее. Еще одну задачу, которую мне предложили решить: Я же вспомнила, что в детстве лазила на нее, и оказалось, что она никуда не ведет, что просто кончается небольшой площадкой и все.

В сегодняшнем сне тоже была библиотека. Сначала я с подругой детства, которую я уже не видела сто лет, тороплюсь на какой-то магический ритуал. Нас с ней ждут, так как, чтобы провести ритуал, каждый должен принести что-то, а мы несем небольшую пластиковую бутылку с кровью.

Мы опаздываем, бежим бегом, но по дороге постоянно что-то случается. Помню как мы бежали по двору, а там, в шезлонге, валялся пьяный толстый мужик. Вокруг были лужи, я сначала думала, что это обычные лужи, но это оказалось масло, или бензин. Кто-то их поджог и они стали загораться одна за другой. Мне вдруг стало так страшно за этого пьяного дядьку! Я остановилась и стала его окрикивать, одновременно пытаясь потушить огонь в лужах, но он очнулся только когда уже начал гореть.

Я бросаюсь к нему, снимая с себя куртку, чтобы накинуть на пламя. Пламя необычное, оно полупрозрачное и порой совсем пропадает, тогда кажется, что ты потушил огонь, но оно снова появляется, так даже можно наступить в это невидимое пламя и не знать, что ты горишь.

Кое-как мы справляемся с помощью еще одного прохожего старичка, и бежим дальше. Когда мы приходим на место встречи, нас ругают за опоздание, хоть я и пытаюсь оправдаться, и начинают ритуал. Этот ритуал якобы защитный, он должен будет спасти людей от каких-то грядущих напастей. На этом участке, где мы все собрались, был небольшой пруд, но очень глубокий, в нем плавал кит, и якобы последней ступенью ритуала являлось касание этого кита каждым участником.

Но кит был злющий — один мужчина решился нырнуть в пруд и коснуться его, а кит его съел. Так как после такой сцены ни у кого желания продолжать ритуал не было, его решили отложить на завтра. Все зашли в дом и легли спать. Утром, когда я проснулась во сне , я увидела, что моей подруги нигде нет. Как будто бы накануне мы поругались, и поэтому она ушла, ничего не сказав.

Я пошла ее искать. Сначала спустилась на первый этаж — там была библиотека. Я спрашиваю у библиотекаря, не видел ли он мою подругу, он говорит, что нет, но я подсматриваю в его учетную книгу, а там ее фамилия. Я возмущенно указываю ему на это, но муки совести его не мучают. Прямо в библиотеке находился еще и тренажерный зал, там занималось несколько человек. Я подумала как здорово, надо будет сюда тоже зайти потом, когда найду свою подругу.

Мое внимание привлек чернокожий мужчина, он занимался на тренажере, не знаю как называется, там нужно перекладину к груди притягивать. Я смотрела на него через щель в книжном шкафу, как будто подглядывала. И все смотрела и смотрела, пока он не закончил, а потом вышла на улицу. Там почему-то была уже зима. Я шла по улице моего города, но во сне это был как будто другой город, даже в другой стране.

Люди-прохожие все разговаривали по-французски, я ничего не понимала. Было ощущение, что я потерялась, не знала куда идти, спрашивать у кого-то было бесполезно.

Замерзшая и голодная я зашла в маленький кинотеатр, хотела погреться и купить там что-нибудь поесть. Чтобы не привлекать внимания к тому, что я потерялась, решила посмотреть заодно фильм какой-нибудь. Читаю афиши, но ни один из фильмов смотреть не хочется. Выхожу снова бродить по улицам. Наконец, у меня лопается терпение и я звоню подруге на мобильный! Она — да, конечно, уезжай. Я говорю, что я серьезно. Она все также спокойно соглашается.

Последнее, что помню из сна: Я стояла со своим знакомым у дверей. У нас были, какие-то документы. Мы подавали на участие. Там еще были маги колдуны. Кажется, это было состязание магов. Особенно отличались 4 человека. Все они были мужчинами крепкого телосложения, и они еще владели магией. В какой то момент я видела такой фрагмент, что трое из этих мужчин объединились против одного. Они объединили усилия и превратили его в женщину.

Я видела, как этот четвертый трансформировался. Мне это показалось жестоким. Они сделали это, что бы уменьшит его шансы на выигрыш на состязании. Потом я попала в школу. Я и еще одна девочка искали туалет и нас, почему-то преследовала злобная учительница. Когда мы возвращались из туалета, учительница чуть не настигла нас. Но тут нам на встречи вышла девочка по старше нас. Она сразу поняла, что мы в беде. У нее был букет роз.

Она повернулась, что-то нашептала и вздула на розы. Что-то случилось в коридоре, стало ярче, а учительница добрее. Два дня подряд снятся сны про магию.

То есть во сне я ощущаю тяжёлое атмосферное воздействие, как будто на голову давят. Вполне может быть что это от духоты в комнате.

Сегодня приснилось что я у тётки в доме. Я вижу у неё в руках будто разные отрезанные части человеческого тела — небольшие кусочки мяса и кожи. Вдруг догадываюсь что это для каких-то магических целей тётка интересуется оккультизмом, гадает на картах, об остальном не знаю. Убегаю из её квартиры с гневными и мстительными планами.

Приснилось, что меня кто-то или что-то наделило магическими способностями. Приснился город в котором я живу в жизни, и я как бы парила в длинном белом платье над городом и знала, что стоит мне поднять руку я смогу что-то сделать, но понимала что таким "даром" нельзя пользоваться часто, поэтому в мыслях обдумывала что бы такое сделать важное и полезное для себя прежде всего.

И ощущения во сне были очень приятные, чувствовался прилив энергии, силы, власти. Я парила с гордо поднятой головой. Помогите, пожалуйста, растолковать сон, который приснился сегодня ночью. Снится что сижу в каком-то помещении перед публикой людей, с обоих сторон от меня тоже люди, и они якобы представляют меня как девушку наделённую магическими способностями, как богиню. Но люди меня не видят, так как на меня накинута какая-то материя коричневого цвета, которая закрывала меня с ног до головы.

Далее я нахожусь в помещении наподобие музея, красиво внутри, и по музею этому, скажем так, течёт вода чистая. И я по-прежнему владею какой-то магией. Ко мне приближается мужчина очень симпатичный, приятный. И вдруг неожиданно в этой воде оказывается крокодил, который подплывает к мужчине и пытается на него накинуться, укусить. Крокодил уже выскакивает из воды и хватает мужчину за куртку на груди, а я поднимаю руки и направляю энергию на крокодила и он тут же замирает в движении.

Далее я замечаю, что крокодил как бы неестественный, резиновый. После моих движений, крокодил вновь продолжает плыть по воде и уже подчиняется мне, меня он не посмел укусить. А мужчина этот стоял шокированный и даже не знал о моих волшебных способностях. Я и сама о них не знала: Потом перед этим мужчиной я опускаюсь к воде, которая всё ещё продолжает течь по нашими ногами и прикасаюсь руками к воде, и она становится очень голубой, чистой, свежей.

Я как бы колдую её и говорю мужчине, что теперь здесь не будет таких крокодилов и ничего такого плохого. На этом сон закончился. Буду очень благодарна за толкование такого необычного сна. Прошу прощения за немного непонятный сюжет сна, опишу что запомнилось более-менее.

Весь сон был в мрачных тонах, много непонятных зданий, домов и вижу вдруг мужчину в чёрной накидке, укутанного с ног до головы. Лица видно не было. Он прошёл мимо меня. Почему-то в голову пришло, что это маг. Внезапно я оказалась на балконе одного из домов и увидела как этот мужчина взмахнул рукой и выпустил из руки огонь, который был направлен на соседнее окно. Далее я сама оказалась возле какого-то дома, и услышала голос, который сообщил мне что мол ты же ведь тоже можешь так, разве ты не знаешь что тоже владеешь магией.

Я подняла правую руку, посмотрела на ладонь и всеми силами направила энергию в неё, почувствовала большой жар в руке и резко махнула рукой в сторону, но огня не получилось. Зато стоя возле дома удалось закрыв глаза сразу оказаться на последнем его этаже даже не заходя в подьезд. Затем я оказываюсь в квартире, услышав звонок в дверь иду открывать, вижу двух женщин, вторую смутно, а с первой общаюсь.

Она улыбаясь попросила позвать кого-то из взрослых. Я ответила, что я уже сама взрослая, что мне 30 лет. Женщина открыла рот от удивления. На этом всё и закончилось. Вот такие непонятные открывки в сновидении приснились.

Больше всего впечатление произвёл мужчина в чёрном, это единственный образ, который очень запомнился и от которого я испытывала страх. Сегодня мне приснилось, как я иду по стадиону к дому, где раньше жила и где сейчас живет бабушка с дедушкой. Навстречу мне надвигается гроза. Молнии сверкают в разные стороны. Я быстро добежала до подъезда, и тут всплывает загадка в голове. Чтобы попасть в нужное место, мне надо набрать определенный код на домофоне.

Я быстро его отгадала и на домофоне набрала ряд чисел, после чего пошел дозвон на телефон мамы. Ответив, я ей все объяснила. Потом меня переносит в центр города. Вся семья почти в сборе… Мы видим, что весь город затоплен и на нас надвигается большая волна. Мне остается только надеяться на свои силы. Я присела на корточки и опустила руку воду. Вложив все свои усилия, я остановила шторм. На этом сон завершился. Снились мне два колдуна. В центре зала стоят напротив друг друга два колдуна. Я всё время наблюдаю за ними как бы из-под потолка, колдуны довольно далеко внизу.

Итак, колдуны соревнуются, чья магия мощнее. Для этого они используют кости, которые разбросаны на полу между ними. Каждый из колдунов произносит по очереди своё заклинание. При этом сначала подпрыгивают кости, а потом и сам колдун. Кости и колдуны подпрыгивали при каждом новом заклинании всё выше, наконец один колдун подлетел чуть ли не до потолка.

Кстати, всё было немного похоже по графике на Mortal Combat. Я иду по рынку, почему-то ночью. Вижу старуху-торговку, которая очень дешево продает сливы и прошу взвесить кило. Но она деньги берет мелочь , а взвешивать не торопится, и вместо этого достает из карманов какую-то гадость — мусор, ошметки, а в довершение всего — большого черного паука с желтыми пятнами на спине надо сказать, что пауков я по жизни безумно боюсь.

Наконец она принимается взвешивать сливы — а это уже и не сливы вовсе, а какой-то ком слипшейся грязи, из которого виднеются сливовые косточки. Я говорю, что этого мне не надо.

А она начинает жутко сердиться, вроде как она зря время на меня тратит, опять лезет в карман, достает паука и швыряет его в меня.

И тут я понимаю, что бабка — колдунья и надо срочно от нее откупиться. Я оставляю ей деньги за "сливы", шарю в карманах, и сколько нахожу еще мелочи, все пытаюсь отдать ей. Мне снится сон следующего содержания: А наверху на этой стене находится мужчина, с которым я рассталась три года назад. Я забралась на стену довольно легко, потом спустилась на другую сторону, а этот мужчина спустился за мной. На моей голове оказалось желтое полотенце как будто я мыла голову , он снял с моей головы это полотенце и бросил в бассейн.

Вода в бассейне была прозрачная. И вдруг этот бассейн стал работать как стиральная машина. Потом полотенце оказывается в руках у этого мужчины, он держит его и говорит: На этом сон заканчивается. Снится мне, моя новая квартира, которуя я недавно купила исделала ремонт. А во сне, захожу я туда с мамой, говорю, что мол вот как хорошо я ремонт сделала, можно уже и переселяться скоро. Я открываю, захожу и вижу еще одну комнату.

Но она в страшном виде, вся в паутине и больше напоминает какой то склеп из фильмов ужасов, хотя и большая. Я расстроилась, что еще ремонт продлевается. Иду и вижу еще дверь. Там оказывается еще одна комната, страшнее первой и так далее. Иду я по комнатам, а им и счета нет: Но мне пока не страшно. Просто досада все усиливается от того, что масштабы ремонта все увеличиваются.

Причем, радости от гигантских размеров моей квартиры тоже нет. Так вот, иду я иду и решила что осмотр пора заканчивать и пора выходить. А вот тут начинаются уже ужасы! Когда я пытаюсь выйти обратно, то дверь вдруг исчезает в обратную сторону.

Есть только дверь вперед, в новые страшные комнаты. Я пытаюсь крикнуть, позвать маму — бесполезно. Мы уже достаточно времени живём в Израиле, чтобы понимать, что и в кибуцах есть свои проблемы. Но каждый раз, побывав в Рамат-Йоханане, мать повторяет: И в голосе её сожаление. Ведь и она могла прожить такую же прекрасную и плодотворную жизнь, как эти пожилые кибуцницы.

Меня задевает, что при всём гостеприимстве и добром к нам отношении, кибуцницы мало расспрашивают нас о нашем прошлом. И слишком откровенно, на мой вкус, гордятся своими достижениями. Но мать мне возражает: И гордятся они перед нами — справедливо.

Итак — сожаление о том, что жизнь прожита не так, как следовало. И — смирение перед сверстницами, которые когда-то пошли иным, чем она, путём. Причин такой сдержанности несколько. Прежде всего, автор — вообще человек сдержанный и распространяться о своих чувствах и убеждениях не любит.

Сдержаннее и скупее всего рассказано о самом тяжёлом — о гибели детей: Кроме того, книга эта создавалась как свободный рассказ мне, дочери, которой многое понятно без слов. Переписывая и редактируя магнитофонную запись, я не хотела разрушать впечатления от непринуждённого рассказа и предпочла понадеяться на то, что недоговоренное будет понято и читателем.

А то, что читатель — с другим жизненным опытом — не поймёт, пусть примет на веру, заметив с самого начала, что автор воспоминаний предельно правдив.

Но главное — о своём разрыве с местечком, об участии в Гражданской войне, о службе в советской разведке, мать вспоминает как о чём-то, что случилось так же закономерно, как последующее отрезвление и отправка в лагеря.

И раскаиваться в этом противоестественно и бесплодно. То, что для неё, как и для тысяч её современников, существовал другой выбор — пути, по которому пошли кибуцницы Тамара и Това — было осознано слишком поздно. Но мне кажется, что для понимания того, как люди становятся революционерами, полезно рассмотреть этот феномен изнутри, сохраняя — не к самому феномену, а к его носителям — лояльность детей по отношению к родителям. Нас в Израиле трое — моя мать, я и мой сын.

Не для красного словца, а поражаясь остроте сюжетов, которые создаёт сама жизнь, упоминаю, что мой сын — солдат израильской армии. Представителей трёх поколений нашей семьи связывает духовное, а не кровное лишь родство. В революцию мы не верим. Мы терпимы и либеральны. Но тем, чем был когда-то для моих родителей уход в революцию, тем впоследствии для меня была готовность разделить их арестантскую судьбу.

Мой сын не хотел жить в Советском Союзе в значительной степени потому, что в той стране держали в тюрьмах его деда, бабку, мать, угрожали арестом его отцу. Возможно, что лояльность по отношению к близким заменила нам почти атрофированное национальное чувство. Как многие нынешние олим, выходцы из России, мы плохо знаем свою родословную. Только теперь, оказавшись на древней земле наших предков, ощутив немалым усилием воображения эту землю своей, мы вдруг поняли, что мы — часть единого народа.

Желание рассказать историю нашей семьи возникло у нас из понимания того, что при всём своеобразии отдельных моментов, эта история — от еврейского местечка, через обольщения и увлечения века, через заезды на чужие континенты и остановки в Архипелаге ГУЛАГ, с его особыми, располагающими к размышлению, условиями, через причастность к диссидентскому и сионистскому движениям в Москве и до нашего приземления в Лоде — эта история довольно характерна для определённого круга нынешних граждан Израиля.

Александр Петрович Улановский был всю жизнь безразличен и к национальному вопросу, и к своему происхождению. Поэтому так мало известно об остановке, которая окружала его в детстве, хотя и мать его, и он сам и шестеро его сестёр и братьев дожили до глубокой старости. Он ушёл из дома в ранней юности, десятки лет не встречался с родными. Можно сказать, что среда, из которой он вышел, была вполне денационализированной. При рождении ему дали имя Израиль. Но для своих близких он был Алёшей.

Так и будем его называть в этом небольшом рассказе о его детстве, юности и молодых годах. Некоторые портновские навыки остались у Алёши на всю жизнь — иглу и утюг он держал с профессиональной хваткой. Мать, красивая женщина с твёрдым характером, верховодила в семье.

Портной был человеком исключительно честным и трудолюбивым, но мало интересовался практической стороной жизни. Пока он работал, его двенадцатилетний сын читал ему вслух приключенческие романы, пропуская, по обоюдному согласию, описания природы и любовные сцены. Несмотря на бедность, жили весело и часто пели песни: Через поколение потомки портного сохранят эти песни как единственное его наследство. Из Кишинёва семья переехала в Одессу. Поселились на Молдаванке, в доме, полном воров, проституток, всякой шантрапы.

Когда дети шумели, мать их унимала: После смерти отца семья переселилась в Керчь. Здесь у матери была мелочная лавка. Портным стал следующий по возрасту сын, а старший, Алёша, в четырнадцать лет пошёл в жестянщики. В школе он проучился всего два года, никакого уважения к систематическому образованию из неё не вынес, но всю жизнь был неутомимым самоучкой и приобрёл большие знания в разных областях.

Увлёкся книгами Кропоткина и примкнул к анархистам. Анархисты в Кишинёве организовали типографию, распространяли литературу. Году в Алёшу с группой товарищей арестовали, держали в предварительном заключении, потом судили и сослали на 4 года в Туруханский край. Тюрьма и ссылка заменили ему школу и университет.

В Туруханский край ссылали самых опасных революционеров — анархистов и эсеров. Было там и несколько крупных большевиков, среди них Свердлов и Сталин. Молодой пролетарий пользовался всеобщей любовью ссыльных.

Любили его всегда — смолоду и до смерти. На него обратил внимание Свердлов и приблизил к себе. Свердлов и его жена, Клавдия Новгородцева, были открытые, весёлые люди, в ссылке, вместе с женой и дочерью местного попа, они организовали самодеятельность. Алёше легко было в этой семье. В ссылке можно было получать все выходящие в России книги: Рассказывал, что прочёл его много лет спустя в Дании, в тюрьме, на датском языке.

Он был даровитым человеком, мог преуспеть в разных областях, если бы не занялся революцией. Но в революцию он не мог не пойти — дух её носился в воздухе. Один-два раза, попав случайно на совещание большевиков, он видел Сталина. В отличие от Свердлова, который заботился о людях и которого все любили, Сталин был замкнутым и угрюмым. Например, придя на совещание, ни с кем не поздоровался.

К большевикам, как и вообще к социал-демократам, Алёша относился с пренебрежением: Ему было скучно вдаваться в их дела — кто меньшевик, кто отзовист — подумаешь, разница! И если бы не был близок к семье Свердлова, он, вероятно, с ними и не соприкоснулся бы. А о Сталине говорил: Я был известен на всю ссылку, а он — кто такой? Туруханский край считался очень суровой ссылкой, поэтому там отпускали на содержание больше, чем в других местах.

Так сытно Алёша не жил ни прежде, ни много лет позднее. Каждый ссыльный получал от казны 12 рублей в месяц. Для Алёши это было целым состоянием, он не знал, что с такими деньгами делать, тем более, что еда стоила баснословно дёшево — самая лучшая рыба продавалась пудами, стоила копейки. Там он впервые попробовал какао. Алёша следовал определённому, им самим для себя выработанному образу революционера, ни в чём не подчинялся начальству, бунтовал по любому поводу, и Свердлову часто приходилось за него заступаться.

Начальство не выдержало и распорядилось перевести его в отдалённый, глухой станок — кажется, Толстый Нос.

Два стражника схватили его на улице, не дав собраться, что было незаконно, посадили на подводу и повезли. Когда проезжали мимо дома Сталина, Алёша попросил разрешения зайти, чтобы взять что нужно для дальней дороги, как было принято у ссыльных.

Сталина он не застал, а его сожительница пекла пироги и раскладывала их на листах из книги Канта. Алёша взял висевшую на гвозде шубу и стал искать какую-нибудь книгу. Кроме брошюр по национальному вопросу, увидел только популярный самоучитель английского языка и прихватил с собой. Приехали в какой-то станок, там стражники решили накормить лошадей и отдохнуть. Легли спать, а Алёша отправился обратно — что ему каких-то 40 вёрст! Его догнали у самого того места, откуда везли, и взмолились: Бежать из ссылки он решил, главным образом, чтобы поддержать свою славу.

Иначе — какого чёрта было ему бежать, никогда он так хорошо не жил: Он бежал летом года, вместе с анархистом Израилем Клейнером, арестованным с ним по одному делу. Клейнер был человеком серьёзным, ссылку старался использовать для ученья.

Но тоже был молодым, считал, что бежать надо. В дороге их стала заедать мошка, через несколько дней Клейнер заболел, и Алёша принёс его на спине обратно.

У Клейнера потом другая судьба пошла — попал на войну, получил орден за храбрость, тогда же вступил в партию, позже занимал крупную партийную должность. Алёше не сиделось на месте, и через несколько дней он снова ушёл в побег.

Он никогда не рассказывал о своей жизни ничего тягостного — как голодал, как подвергался опасностям. Поэтому и о побеге его известны только смешные, анекдотические эпизоды.

А ведь это был единственный успешный побег из Туруханской ссылки — расстояния там огромные, и мошка заедает насмерть. Кое-как добрался он до железной дороги. Когда бежали из ссылки социал-демократы, им помогала партия, у них с собой были деньги, а Алёша мог рассчитывать только на себя и свою удачу.

Его сняли с поезда и привели к начальнику станции. С собой у него была бумажка на имя крестьянина Ампёнова, одет был неказисто, и стал просить по-крестьянски приниженно: По-видимому, тогда шла компания против зайцев, от которых страдала железная дорога. Алёша понял, что просьбами ничего не добьёшься, и обратился к начальнику другим тоном: Чем вы можете это доказать?

Кончилось тем, что начальник дал ему денег на дорогу и отпустил, страшно волнуясь, что он не успеет скрыться до прибытия жандармов. Но тому, что помогали студенты, нечего удивляться, а тут — дело было в Сибири А. Что говорить, бежать из ссылки было нелегко, и всё-таки ни один порядочный человек его бы не выдал, а помогали ему очень часто.

Однажды, когда он, как обычно, лежал в вагоне под лавкой, вошёл контролёр и полез искать зайцев под лавкой. Там сидели бабы, подняли страшный визг, контролёр плюнул и отступился.

А однажды Алёша сидел в купе с интеллигентным господином, по виду толстовцем, и тот к нему обратился: В молодости Алёша был невысокого мнения об интеллигентах и любил вспоминать этот эпизод.

Оказавшись в европейской части России, Алёша побывал в Москве, Киеве, Одессе, повидался с товарищами-анархистами и через Архангельск, нанявшись кочегаром на английский пароход, ушёл, именно ушёл за границу.

Тогда это было так просто. Человек действительно был свободен, мог весь мир объездить, и никто ничего не спрашивал, ничего! Представление об английском языке он получил впервые по самоучителю, взятому у Сталина. На пароходе вскоре свободно заговорил с кочегарами, цветными из английских колоний, язык которых был примитивен, стал читать английские книжки.

Языки ему давались легко: Работа кочегара была тяжёлой и грязной. Зато никаких формальностей при приёме на работу не требовалось. В портах часто кто-нибудь сбегал или заболевал, кочегары всегда требовались. Он поплавал, сколько ему хотелось — довольно долго, потому что успел побывать, между прочим, и в Испании. Сразу же связался там с анархо-синдикалистами, встретился, среди прочих, с Рудольфом Рокером — немцем, издававшим газету на еврейском и русском языках, с которым он потом, через несколько лет, встречался в Берлине.

Потом из интереса поехал, куда все — в Париж. В Париже была большая эмиграция. Он включился в эмигрантскую жизнь, но от других эмигрантов резко отличался: Познакомился он и с большевиками, что впоследствии сыграло в его жизни огромную роль. Старый большевик Полонский потом, когда все вернулись из лагерей, вспоминал, как романтично выглядел Алёша в Париже. В Париже он встретился также с будущими членами Одесской иностранной коллегии, которые в подполье, при белых, занимались агитацией во французских войсках, печатали листовки и почти все погибли.

Он не хотел жить, как другие эмигранты — как Калинин, который прожил в Париже несколько лет, не усвоив по-французски ни слова, не видя ни одного француза. Из чистого любопытства пошёл работать на завод Рено, даже успел организовать там забастовку.

Но потом заскучал, захотелось посмотреть мир, и он отправился пешком в Германию. Была в разгаре европейская война, но о путешествии из Франции в Германию он рассказывал одни анекдоты.

Денег у него с собой было ровно столько, сколько требовалось, чтобы не арестовали за бродяжничество. Питался фруктами с деревьев, которые росли на дороге, никто их не сторожил. Однажды залез в сад, вдруг видит — хозяин. Испугался, а тот ему говорит: В Германии заходил в любой крестьянский дом, нанимался на день-два поработать, а если работы не было, его кормили даром, и он шёл дальше. В Руре поступил на шахту, поработал месяц, повредил руку, но не сильно.

Всё же он не избежал ареста: Но когда он попросил: Наконец, он решил вернуться в Россию. То ли неприятно во время войны быть русским в Германии, то ли просто не сиделось на месте. С невероятными приключениями перебрался через несколько границ и оказался в России.

Отправился в Кишинёв повидаться с родными. Там встретил двух своих давних приятельниц-анархисток, сестёр Волоховых. Через несколько дней Алёша провожал одну из сестёр вечером домой, и его задержали. В городе орудовали бандиты, и полиция была начеку. Привели в участок, а настоящих документов у него не оказалось. Его заподозрили в том, что он — один из грабителей, и ему угрожало уголовное дело.

Он предпочёл назвать своё настоящее имя и отправился вторично по этапу в Туруханский край, к своему старому врагу приставу, которому он из Парижа отправил издевательскую открытку с просьбой причитающееся ему пособие пересылать по такому-то адресу. Свердлов пользовался у начальства влиянием, он хлопотал за Алёшу и добился того, чтобы наказание за побег было минимальным: Между Свердловым и приставом, который был зол на Алёшу за насмешки, состоялся примечательный разговор.

После Февральской революции Алёша освободился из ссылки одним из последних — его заслали в самый отдалённый станок, потому что он продолжал бунтовать.

Враг его пристав очень боялся, что после революции Алёша с ним расправится. Революционер ведь должен мстить своим врагам! Но ему чужда была мстительность, как и жестокость. Бывало позднее, что по своему положению он имел над людьми большую власть. Но он не способен был — не из джентльменства, а органически — причинить человеку зло, даже если это требовалось для дела. После революции он приехал в Керчь, где жила его семья. К этому времени имидж у него был индустриальный, морской и пролетарский.

В те времена происходили по каждому поводу митинги, был большой спрос на ораторов. И вот — выступает знаменитый революционер, только что вернулся из Сибири. А говорил он прекрасно. Обычно он называл ее mummy, или мама, по-английски ударяя последний слог, по-русски — первый; кто-то утверждал, что тройни и наличие змиев в геральдике случаются в триязыких семьях; однако теперь уже не оставалось никаких сомнений разве только, быть может, сохранилось в злобной, не живой давно, пребывающей в аду памяти Марины , что Ван ее, ее, Аквы, возлюбленный сыночек.

В свою очередь, Аква точь-в-точь повторила уловку хитроумной Элеоноры Бонвар, а именно: Этот асториум в Кент-Таурусе, или как он там назывался кому интересно! Меньше чем за неделю Аква сумела скопить больше двух сотен таблеток различной мощности.

Многие ей были знакомы: Хитрющая Аква изобразила подергивание, притворно зевнула, распахнула бледно-голубые глазки с такими же странными и неожиданно бездонно-темными зрачками, как у ее матери Долли , облачилась в желтые слаксы и черное болеро, направилась через небольшой сосновый бор, продолжила путь, проголосовав, на грузовичке с мексиканцем за рулем, приглядела в густых зарослях чаппареля подходящее глубокое ущелье и там, написав короткую записку, принялась спокойно поглощать содержимое своей сумочки, цветистым бугорком высыпанное на ладонь, точно какая русская деревенская девка, лакомящаяся ягодами, которые только что собрала здесь же, в лесу.

Она улыбалась, в мечтах упиваясь мыслью сродни Каренинской по эмоции , что ее уход из жизни, верно, люди воспримут не иначе, как внезапный, загадочный и абсолютно необъяснимый обрыв комикса в давно выписываемой воскресной газете. То была последняя ее улыбка. Аква была обнаружена гораздо раньше, зато скончалась гораздо быстрее, чем ожидалось, зоркий Зигги, расставив ноги в шортах цвета хаки, отметил, что сестра Аква так почему-то все называли ее возлежит, как бы упокоенная в доисторические времена в позе fetus-in-utero [31] , — комментарий, понятный, пожалуй, его студентам, как, возможно, и моим.

Посмертная ее записка, обнаруженная при теле и адресованная мужу и сыну, написана так, как мог написать наиразумнейший человек на этой и на той земле. Стрелки больших часов clock , даже вставших, обязаны помнить и указать, пусть самым безмолвным ручным часикам, где встали, иначе и тот и другой циферблат — не циферблат, а бледный лик с накладными усиками. Итак, adieu, мой милый, милый сын, прощай и ты, бедный Демон, не знаю, какое нынче число или время года, но по резону и, верно, по сезону день прекрасный, и за моими симпатичными пилюльками выстроилась уж целая череда умненьких муравейчиков.

Лишь нелепая власть боли заставила ее сдаться. И мне часто кажется, что и в эстетическом, и в экстатическом, и в эстотическом смысле насколько было бы верней, будь она и в самом деле моей матерью.

Когда в середине двадцатого столетия Ван взялся восстанавливать свое глубинное прошлое, то вскоре обнаружил, что подробности его детства, представлявшие реальный интерес для особой цели, ради которой велось восстановление , можно лучше понять, а нередко только и можно понять, если они возникают вновь на других, более поздних стадиях его отрочества и юности в виде внезапных наложений, которые, высвечивая часть, оживляют и все целое.

Вот почему его первая любовь возникает здесь раньше, чем его первая запомнившаяся обида или первый дурной сон. Ему едва минуло тринадцать. До сих пор Ван еще ни разу не покидал уютный родительский кров. Неподалеку от его школы держала лавку художественных изделий и, можно сказать, антикварной мебели некая миссис Тапиров, вдовствующая француженка, но изъяснявшаяся по-английски с русским выговором.

Ван заглянул туда как-то зимним солнечным днем. В переднем зале все было заставлено хрустальными вазами с карминно-красными розами и золотисто-коричневыми астрами — вазы стояли на деревянной позолоченной подставке, на лакированном ящичке, на полке в застекленном шкафу и просто на ступеньках ковровой лестницы, ведущей на второй этаж, где громадные гардеробы и аляповатые комоды полукругом обрамляли одинокое скопище арф. Он порадовался, что цветы искусственные, и подумал, как странно, что такие поделки предназначены, чтобы радовать исключительно глаз, а не дарить прикосновению влажную упругость живых лепестков и листьев.

Когда на другой день Ван зашел туда за вещицей теперь, спустя восемьдесят лет, он уж не помнил, какой именно , что отдал накануне то ли починить, то ли заменить, оказалось, что заказ то ли не готов, то ли не доставлен. Проходя мимо, он тронул полураскрытый бутон розы, и — вместо очевидного безжизненного касания ткани — живые, прохладные лепестки, как губы, встретили его поцелуем. Когда Ван выходил, вошла она, школьница в сером пальто, с каштановыми локонами до плеч, хорошенькая.

В следующий свой приход так как некоторая деталь — кажется, рамочка — того забытого предмета потребовала определенного времени для починки, а без нее вызволить весь предмет оказалось совершенно невозможным Ван увидел, как девочка уютно расположилась в кресле с учебниками — такое домашнее существо среди вещей, выставленных на продажу.

Он ни разу не заговорил с ней. Он любил ее безумно. Это длилось, должно быть, целый семестр. То была любовь, естественная и таинственная. Менее таинственны и гораздо более уродливы были страсти, которые так и не удалось искоренить многим поколениям школьных наставников и которые еще в году были необыкновенно популярны в Риверлейн.

В каждом дортуаре был свой мальчик для наслаждений. И Ван, подавляя в себе отвращение, отчасти куража ради, отчасти из любопытства, с холодным вниманием наблюдал их вульгарные оргии. Вскоре, однако, он отказался от этого суррогата ради более естественного, хотя и столь же бездушного развлечения.

Ван был в числе первых, воспользовавшихся ее благосклонностью. Это происходило в полутьме, среди мешков и ящиков, где-то в глубине лавки уже после закрытия.

Заявив ей, что ему шестнадцать, а не четырнадцать и что он повеса, не девственник, наш юный развратник пришел в явное замешательство, когда, стремясь быстрыми действиями восполнить свою неопытность, испустил на гостеприимный матрас то, что она с такой радостью готова была принять без остатка.

Дело пошло успешней минут через пять, когда со своим покончили Чешир и Заграфос. Но лишь во время следующего совокупления Вану выпало по-настоящему насладиться ее нежной податливостью, мягким сладостным сжатием, азартом толкающего усилия. Видя в ней всего лишь жирненькую свинку-потаскушку, он отстранялся локтем, если, когда он кончал, она тянулась его целовать, и еще, подглядев, как это делает Чешир, быстро ощупывал карман — на месте ли бумажник; но непонятно почему, хоть уж последний из десятков не менее четырех пароксизмов потух и сгинул в привычном потоке сминающегося времени и поезд уже катил Вана мимо то темневших, то зеленевших полей в Ардис, внезапно в его памяти с неожиданной поэтичностью ожил образ той убогой девицы, кухонные ароматы ее рук, влажные веки, озаряемые внезапным вспыхиванием зажигалки Чешира, и даже скрип шагов старой глухой миссис Джимбер в спальне наверху.

В элегантном купе первого класса, когда рука в перчатке продета в качающуюся сбоку бархатную шлейку, невозможно не ощутить себя, глядя как зримо проносится мимо необозримый ландшафт, истинно светским человеком.

Но рассеянный взгляд нашего пассажира то и дело замирал на мгновение, он прислушивался к легкому зуду где-то внизу в надежде благотворной, слава Богу! Пополудни Ван сошел с двумя своими чемоданами в солнечную тишь маленькой сельской станции, откуда дорога, петляя, вела в Ардис-Холл, в который ему впервые в жизни предстояло попасть. Где-то в глубине воображения он ожидал увидеть оседланную для него лошадь; на самом же деле даже двуколки не оказалось.

Начальник станции, загорелый толстяк в коричневом кителе, заметил, что его, видно, ожидают с вечерним поездом, который идет медленней, зато там вагон-ресторан.

Он вызвался тотчас позвонить в Холл, но сперва дал сигнал отправления нервничавшему машинисту. Внезапно к платформе подкатил наемный экипаж; рыжеволосая дама, поддерживая шляпку, кинулась к поезду, сама веселясь своей гонке, и успела вскочить на подножку как раз перед тем, как поезду тронуться.

Занявшая полчаса поездка оказалась весьма приятной. Коляска везла Вана через сосновые рощи и каменистые овраги, цветущий подлесок звенел голосами птиц и насекомых. Солнечные блики и кружевные тени плясали у него на ногах, заряжая зеленым мерцанием лишенную пары пуговицу на камзоле кучера.

Миновали Торфянку, сонную деревушку, состоявшую из трех-четырех бревенчатых изб, мастерской починки молочных бидонов да кузницы, потонувшей в зарослях жасмина. Кучер махнул невидимому приятелю, и податливый экипаж слегка накренился за движением его руки. Далее кружили пыльной проселочной дорогой среди полей. Дорога ныряла и вздымалась, и на каждом пределе старое заводное такси притормаживало, вот-вот готовое замереть, но все же покорно превозмогало свою немощь.

Протряслись по булыжникам Гамлета, наполовину русской деревушки, и снова кучер помахал, на сей раз малому на вишне. Сквозь расступившийся строй берез въехали на мост.

Впереди сверкнула Ладора с черными развалинами замка на вершине скалы и веселым многоцветьем крыш по берегам, как все это будет неоднократно возникать в памяти потом, к концу жизни. С въездом на аллею, огибавшую Ардис-Парк, растительность обрела более южный вид.

При очередном повороте взору открылся романтический особняк на небольшом, как в старых романах, пригорке. То был великолепный загородный дом, трехэтажный, из светлого кирпича и лиловатого камня, которые при определенном освещении, казалось, взаимно меняли облик и цвет.

При всем обилии, разнообразии и буйстве огромных деревьев, которые уже давно поднялись из аккуратных традиционных посадок в два ряда скорее рожденных архитекторской идеей, нежели образным оком художника , Ван мгновенно узнал Ардис-Холл по старой, двухсотлетней давности, акварели, висевшей в гардеробной отца: К моменту появления Вана никого из семейства дома не оказалось. Слуга у крыльца принял лошадь, Ван вступил под готические арочные своды прихожей, где Бутейан, старый лысый дворецкий, ныне отрастивший себе неподобающие дворецкому усы окрашенные в знойный красно-коричневый цвет , встретил его с нескрываемой радостью: И пустился рассказывать Вану то, что тот и так уж помнил без посторонней помощи: Дом славился своей потолочной росписью.

Чай пить еще рано: Да, да, пусть кто-то из горничных, кивнул Ван, мимоходом прикидывая, который из предметов школьного багажа вполне способен горничную ошеломить. Фото обнаженной модели Розочки-Грезочки? Ерунда, ведь теперь он — мужчина! Последовав совету дворецкого, Ван отправился совершать tour du jardin [38]. Направившись извилистой дорожкой, беззвучно ступая по розовому ее песку полотняными кедами, образчиком школьной формы, он столкнулся с особой, в ком с досадой узнал свою бывшую гувернантку-француженку эти места кишели призраками!

Она сидела на зеленой скамейке в сени персидской сирени, держа в одной руке зонтик, в другой — книгу, которую громко читала маленькой девчушке, а та ковыряла в носу и затем задумчиво обозревала пальчик, прежде чем вытереть его о скамейку. Ван решил, что это, должно быть, Арделия — старшая из двух его малолетних кузин, которых он до сих пор в глаза не видал.

В действительности же то была младшая, Люсетт, неброская девочка восьми лет, с лоснящейся рыжевато-белесой челкой, веснушчатым носиком-кнопкой: Но тут мадемуазель Ларивьер глянула на Вана поверх зеленых очков, и в результате ему пришлось в очередной раз стерпеть теплую встречу. В отличие от Альбера, мадемуазель ни на йоту не изменилась с тех самых пор, как трижды в неделю появлялась с сумкой, полной книжек, и с подрагивающим ныне покойным пудельком, которого нельзя было оставлять, в городском доме у Вина Мрака.

У пуделька были блестящие, похожие на печальные черные маслины глазки. И втроем отправились обратно к дому: У крыльца остановился легкий двухместный экипаж. Обгоняемые шустрой таксой, из экипажа вышли дама, похожая на мать Вана, и темноволосая девочка лет одиннадцати-двенадцати. У Ады в руках была охапка полевых цветов.

На ней — белое платье с черным жакетиком, длинные волосы подвязаны белым бантом. Ни разу больше Ван этого наряда не видел, и когда потом, возвращаясь памятью назад, о нем упоминал, она неизменно резко бросала в ответ, что, должно быть, это ему приснилось, что такого платья никогда у нее не было и темного жакета никогда в такую жару не надевала, однако Ван до конца дней упорствовал в том первом своем впечатлении.

Посоветовав няне заняться своими делами, Марина потащила Вана к будке рядом с оркестровой раковиной, где, купив ему мятный изумрудный леденец на палочке, сказала, что, если папа пожелает, она заменит ему маму и что нельзя кормить птичек, не спросив позволения у леди Амхерст: Теперь же они пили чай в нарядно обставленном уголке центральной залы, в остальном весьма невыразительной, откуда парадная лестница вела наверх.

Сидели за нарядным столом на стульях, обитых шелком. Адин черный жакетик и розово-желто-синий букет, составленный ею из ветреницы, чистотела и водосбора, лежали на дубовом табурете. Пес наполучал больше кусочков торта, чем обычно ему выпадало.

У тебя тарелка, Иван, с божьей коровкой. Особенно кем-то из знаменитых красавиц… второй женой Линкольна или королевой Жозефиной. Надеюсь, ты говоришь по-русски? Достоевский любил чай с малиновым сиропом. Ныне Маринино лицо было подгримировано под облик прежних лет, однако мода изменилась, ситцевое платье теперь смотрелось по-деревенски просто, золотисто-каштановые локоны поблекли и не вились у висков, и ничто уж больше в ее наряде и украшениях не напоминало ни всплеска того амазоночьего великолепия, ни ладной черепичности роскошного плюмажа, выписанного Трешэмом с талантом орнитолога.

Никаких особых воспоминаний то первое чаепитие не оставило. Ван заметил, что Ада ловко прячет ногти — то сожмет руку в кулак, то, когда берет печенье, разворачивает ладошкой вверх. Ей было скучно и неловко слушать, что говорит мать, а когда та принялась рассказывать о Тарне, то есть Новом Водоеме, Ван обнаружил, что Ада возле него уж больше не сидит, а стоит слегка в отдалении спиной к чайному столу у распахнутого окна, а рядом с ней со стула, упершись в подоконник расставленными врозь лапами, тянется носом в сад собачонка, тонкая в талии, и Ада тихим, вкрадчивым шепотом интересуется, что такое она там унюхала.

Склонился, выгнув шею, над ней он был тогда тремя дюймами выше, а когда она выходила замуж за православного христианина, уже вдвое против того, и за ней стоя, тенью своей увенчивал, точно брачным венцом , Ада повернулась, увлекая и его повернуться в том же направлении, и ее волосы коснулись его шеи. Каждый раз это касание, легкой молнией возникая в ранних грезах о ней, обжигало нашего мечтателя с такой невыносимостью и, точно занесенный меч, предвещало пламень и извержение неистовства.

Еще плавный синхронный взлет рук, девочка спереди, мальчик сзади, последние две ступеньки, и на лестнице снова тихо. Косой луч премудрого солнца высвечивал цветную иллюстрацию с изображением орхидей в развернутом на пюпитре ботаническом атласе.

Диван, а может, кушетка, обитая черным бархатом и с двумя желтыми подушками, примостилась в нише под окном зеркального стекла, откуда открывался великолепный вид на банального вида парк с искусственным озером. На широком подоконнике чистыми призраками металла и сала обозначались или угадывались два подсвечника.

Из библиотеки коридор мог бы увлечь наших примолкших исследователей прямо в апартаменты мистера и миссис Вин, в левое крыло, пожелай дети проследовать в этом направлении. Вместо этого они поднялись спиралью маленькой полупотайной лесенки, притаившейся за отдвижным книжным шкафом, на самый верхний этаж — она, шире потягиваясь вверх белыми ляжечками, опережала его на три крутые ступеньки.

И спальни, и примыкавшие к ним удобства оказались более чем скромные, и Ван не мог не посетовать, что еще слишком юн, и потому скорей всего гостевые комнаты рядом с библиотекой ему не светят. Озирая предметы, которые потом будут изводить его своей нудностью в тиши летних ночей, Ван с тоской вспоминал роскошный быт родного дома.

Уму непостижимо, что за плебей, что за кретин додумался впереть сюда эту по-приютски убогую кровать с каким-то допотопным, покрытым копотью деревянным изголовьем, этот спонтанно скрипящий гардероб, этот приземистый комод под красное дерево с круглыми ручками на цепочке одна из которых отсутствовала , этот сундук для хранения одеял жалкий беглец из бельевой , эту древнюю конторку, вспучившаяся крышка которой то ли на запоре, то ли заклинилась: До этих пор Вану не приходилось видеть вешалку для полотенец, и этот умывальник для домов без ванной он видел впервые.

Круглое зеркало оплетал гипсовый, с позолотой, виноград, фарфоровый таз в пару такому же тазу в умывальне для девочек через коридор напротив обвивала сатанинского вида змея.

Большой черный член проник в обладателем большого члена на Секс игрушки;. Большой член; Смотри видео секса втроём С Катей в.

Анальные Картинки

Секс игрушки; Молодые; Большие члены; на постели от молодых жен в трусиках и голом виде. На сайте самых лучших порно роликов в хорошем качестве, Большой член. Секс игрушки.

Порно Зрелых Теток С Мальчиками

Порно подборка траха молодых девушек во пользуются секс игрушками в Большие члены;. Аккуратно засовывает большой огурец в член в киску. Секс Молодая телка.

Русское Порно Porno Russian Подглядывание Анал

Молодые, Секс жопы Большие сиськи Большие члены В горячем порно секс русских. жены и проник твердым членом в секс игрушками. в виде онлайн.

Старшеклассница Сосет Член У Друга

Порно Фото, секс фото » Страница 2

Жирная девушка соблазнила парня огромными сиськами

Порно видео категории:

Засадить Член / Christy Mack (Cocked And Loaded) (2019) Siterip

Очень Гигантские Сиськи

Немецкое Порно Зрелые Втроем

Сиськи Побольше

Порно Мультики Огромные Сиськи

Дай мне член / Raylene (Gimmie Some Cock) (2012) SiteRip

Порно Фото Спящих Зрелых Женщин

Пизда Сиськи Анал

Зрелый препод в белой рубашке соблазняет красивую училку  в жёлтом сарафане смотреть

Порно Фото Зрелых Жен В Сперме

Стройная соска обработана двумя членами на диване

Порно Стройных Зрелых Теток

Любительское Анальное Фото

Сначала Был Завтрак, Затем Мужик Отодрал Сиськастую Телочку

Сиськи Жопы Пизды Порно

Анальный Кремпай

Шикарная Брюнетка В Анальном Порно

Русская Девушка Огромные Сиськи

Порно Зрелой С Сыном На Кухне

Мастурбация » Порно онлайн в хорошем качестве

Рыжая Девушка Пришла Делать Парню Массаж, Но Заметив Как Стоил Его Член, Она С Ним Трахнулась Смотре

Размял Пальцами Худенькую Блондинку, А Потом Всадил В Нее Свое Большой Член Смотреть

Красотки С Большими Сиськами Фото

Молодая Пиздализка Вылизала Сочную Киску Зрелой Нимфы

Горячее порно:

Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть
Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть
Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть
Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть

Напишите комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mozil 24.04.2019
Порно Аниме Купальник
Dalkree 14.12.2018
Порно Фото Костарева Люда
Tulabar 12.02.2019
Арабская Порно Большие Попа
Voodoobar 26.08.2019
Порно Фото Галерея Мужик Трахает Молодую Девчонку
Tasar 19.10.2019
Омлайн Секс Карлики
Kigazilkree 14.05.2019
Рабство Белый Брат Хозяин Трахает Чернокожую Сестру Рабыню
Nelrajas 07.11.2019
Порно Нассать В Рот
Mazukasa 30.10.2019
Девушки Занимаются Сексом
Gardazahn 08.06.2019
Бондаж Посмотреть Порно
Классная секс игрушка в виде большого члена проникла в дырочку молодой Кати Стронг смотреть

1001011.ru